Просмотрели всего: 797; Читали сегодня: 0

декабря 4, 2011 Прочитано 111 раз(а)

По лабиринтам памяти. Часть десятая

Тёте Оле (так звали хозяйку дома) не терпелось поговорить со Светланой. Светлана это не просто понимала, а чувствовала…
Найдя благовидный предлог, они уединились.

— Светочка, — начала тётя Оля, — Как же мы все тебя жалели. Мы же Толика знаем с детства. Родители его баловали безмерно. Поэтому он и вырос таким эгоистом. Мать-то, всегда говорила, что мол, как Толик женится, так в рот спиртного не возьмёт. Отец-то, его… как пил. Но, вот что-то, она такое сделала… враз бросил… а до этого, всё пропивал. А, как бросил пить, так вскоре и машину купили.
Светлана вспомнила, что отец Анатолия действительно не притрагивался к спиртному. А мать его (Анатолия) не раз говорила Светлане, что, мол, пусть Толик нагуляется. Потому как после свадьбы, он «станет, как шёлковый».
Тётя Оля, между тем, продолжала:
— Где-то, через год, после того, как вы расстались, Толик женился. Девочка совсем молоденькая была. Толик и впрямь сразу бросил пить, но… он трезвый был хуже, чем любой пьяный. В общем. уже спустя полгода после свадьбы, он чуть ли не «в открытую» стал других водить. А мать… мол, он же мужчина… А, отец там голоса не имеет…
Тётя Оля горестно вздохнула, чуть помолчала, и продолжила свой печальный рассказ:
— Прибежит, она, бывало, сердешная, ко мне то, вроде как за солью, то за спичками… и всё боится, чтобы свекровь её не хватилась…
Выплачется, изольёт душу свою несчастную, а сама всё просит, мол, не говорите никому, о чём я вам рассказывала. Видать, в себе-то, держать всё мочи не было, а кому расскажешь? Сиротка она, ни отца, ни матери.
Примечать я стала, «округлилась» она, сердешная. А уж потом призналась, что беременна, а как ей быть, и не знает. Она ж, скрывала долго беременность и от мужа, то бишь, Толика, и от свекрови. Ну, а когда уж и не скрыть, призналась. Скандал был страшный. Толику-то, ребёнок, вроде как и не нужен был, мать-то, во всём ему так и потакает, как в детстве. В общем, удумали они сделать девчонке криминальный аборт. Больница-то, уже и не бралась. Поздно. Но, что-то, не так там пошло. В общем, она, горемычная чуть кровью не изошла. Скорую-то, боялись вызывать. Но, пришлось вызвать.
Женщина опять замолчала, словно вновь переживала события тех дней, когда вся улица говорила о том, что Толик и его мать чуть человека не угробили. Затем, вновь продолжила:
— Ну, бабку-то, повитуху, судили. А эти откупились… Вроде, как свидетелями были на суде…
Установилось тягостное молчание. Светлана не могла поверить ни собственным ушам., ни тому, что она когда-то, сходила с ума по этому человеку, была искренне привязана к его матери.
Молчание нарушила Светлана.
— Ну, так… а сейчас…
— А, что сейчас. Всё так же. Толик гуляет, мама считает, что это так и должно быть, а жена Толика… ходит, как тень. Детей-то, у неё уже никогда не будет. Да, и может оно и хорошо. Какие дети-то, при таком муже?
— Да, почему ж она терпит-то, почему не уйдёт, не разведётся – у Светланы от негодования перехватило горло
— Куда она уйдёт? На улицу? Ни профессии, ни работы… Рабыня она у них…

Предыдущие записи в этой рубрике:

Получать обновления:

Вы можете добавить статью "По лабиринтам памяти. Часть десятая" в:


Приглашаю посетить мои странички в следующих сервисах:

Опубликовано Воскресенье, декабря 4, 2011 at 10:21 в рубрике Стихи и проза о любви. Следить за комментариями к этой записи можно через RSS 2.0 feed. Будем благодарны, если вы оставите отзыв, или расскажите о нас на своем сайте

Постовой к записи "По лабиринтам памяти. Часть десятая":

Оставьте свой отзыв

Вы должны войти чтобы оставлять комментарии.

  • Прочее